Со второго дня Рождества и до самого Крещения продолжаются СВЯТКИ. Неустойчивое, опасное время. Время разгула нечистой силы. На улицах появляются ряженые. Закрывая лица и меняя голос, приходят они в темное время суток. Перевернуть мир, сломать порядок жизни, значит переодеться мужчине в женское, женщине в мужское... Обязательным персонажем была СМЕРТЬ: безобразная старуха в белом покрывале, с бледным, перепачканным мукой лицом; с большими, сделанными из картофеля зубами… (Экспедиционные материалы 1993-2005 гг.).

КосАрь – большой нож для различных работ («женский топор»).

К Рождеству было принято тщательно убирать дом. Некрашеный пол скоблили КОСАРЕМ. Девочек учили работать старшие женщины: «…раньше скоблили полы-то. Деревяны были – скоблили. Я вот скоблю пол, скоблю-скоблю – он у меня все пестрый, все пестрый. Вот она [бабушка] меня учила. Ты, говорит, насыпь золу (щелк делали); помыль, намочи, потом пуще еще помыль, во второй воде помыль – все будет у тебя получаться» По тому, как чисто девочка умела убираться, судили о будущем замужестве. Подметешь пол «неровно», помоешь плохо – замуж за рябого (пьяницу) пойдешь. Чтобы извести неверного ухажера, подбрасывали косарь. Он возьмет его в руки – станет плохо, его «ломает», может даже умереть (Экспедиционные записи 1998, 2009).

Седобородый старик, святой Никола зимний, может встретиться нам в праздничные дни в образе странника или нищего. Он заходит в дом, если хозяева нарушают запрет на работу, наказывает.

Дело было на Николу зимнего (6/19 декабря). «Женщина одна СТИРАЛА. К ней заходит старичок и говорит: «Не купишь перчатки? Недорого продам, купи!». Она померила, а снять не может. Сымала, сымала – не получается. И старик-то тот исчез.

Им сказали, что надо в сорока разных церквах отмолиться, тогда перчатки сойдут. Вот она в двадцати побывала – одна перчатка сошла…».

Замыкается годовой круг, приближается время, наполненное магической силой. По легенде, от Рождества до Крещения открыты «небесные врата». Так попадают в мир людей ангелы и нечистая сила. Время святочных историй и рождественских рассказов. «…В окне свекровь видела из ледяного узора вырезанная Мать Богородица с Христом на руках. И у Богородицы слезы льются. Посмотрела. Пошла соседку позвала и ей ничего не сказала. Та, как вошла, ахнула и говорит: «Че это у тебя Богородица в окне!» (Великопетровка, 2001).

Светец – приспособление для горящей лучины. В краеведческих музеях предмет не редкий.  В быту  был востребован до середины ХХ века, но в наши дни мы  не всегда понимаем, для чего эта стойка. Чтобы осветить дом, в вилку укрепляли лучину. Сам светец ставили на несгораемую подставку, рядом держали воду. Самая «продвинутая» конструкция  встретилась  в музее села Кага (Белорецкий район): светец на две вилки и корытце для воды – «два в одном».

Предметный мир прошлого очевиден. Сложнее разглядеть утраченный ритуал «хождение за пером» в свадебной песне невесты в ожидании жениха - «Как и по мырю, морю синему…». Несколько  вариантов ее исполнения удалось записать в конце ХХ века в Верхнем и Нижнем Авзяне (территория горнозаводских поселений Южного Урала). Ансамбль «Портреты Фа Диез», известный своими музыкальными экспериментами, включил песню в свой репертуар.

Иногда предмет остается единственным свидетелем некогда распространенной практики. Перед нами кожаный поясной казачий ремень не с «однозубой» пряжкой и знаками профессионального или военного отличия на ней, а с оригинальной, почти ювелирной, застежкой. Неожиданно, но допустимо для повседневного стиля.

Рассказывает Горбушина Т.В. (п. Краснинский, Верхнеуральский район).